Меню

Антидепрессанты не вызывающие снижение артериального давления

Побочные эффекты антидепрессантов

Когда я рассказывал вам о содержимом нашего психиатрического волшебного чемоданчика , часто звучали вопросы о побочных эффектах тех лекарств, которые мы в своей работе назначаем. Кое-что я излагал прямо там же, в каждом посте про какое-нибудь средство или их группу. Но, думаю, имеет смысл сделать некоторое обобщение — во всяком случае, по той же группе антидепрессантов.

Дело в том, что применяют их в последнее время очень широко и значительно чаще, чем во времена моей интернатуры. Более того, всё чаще встречаются случаи, когда антидепрессант назначает врач другого, непсихиатрического профиля. А уж о том, что кто-то начинает их принимать самостоятельно — или находятся добрые люди, готовые поделиться со страдальцем вкусной таблеточкой — и говорить не приходится. Сплошь и рядом.

А потом приходит пора удивляться психиатрам: надо же, как оно вышло. Реже — патологоанатомам: всё же не настолько сильно действующий класс лекарств, но тем не менее. Поэтому давайте я вас сразу напугаю, чтобы вы уже более дифференцированно и осторожно подходили к вопросу о приёме этих препаратов. И почаще доверяли этот выбор грамотному (ключевое слово) специалисту.

1. Пожалуй, самый первый из побочных эффектов, с которым столкнулись доктора, назначая первые же антидепрессанты — это норадреналиновый криз . Дело в том, что эти первые антидепрессанты — ипрониазид и ниаламид — не давали быстро разлагаться ряду нейромедиаторов — в том числе норадреналину, серотонину и дофамину) после того, как те передали свой сигнал в клетке — в итоге те накапливались, и одним из эффектов было как раз повышение рухнувшего настроения. Вот только была и оборотная сторона этой медали: при употреблении продуктов, богатых тирозином, особенно ряда острых сыров, норадреналина накапливалось слишком много. И пациент получал массу незабываемых впечатлений: тревогу, бессонницу, гипертонический криз, бешеное сердцебиение (почему и были потом разработаны другие, более безопасные антидепрессанты) — в общем, по всем направлениям действия норадреналина в нервной системе.

2. Сухость во рту. Не самый страшный, согласитесь, побочный эффект, но всё равно как-то дискомфортно. Особенно когда речь идёт уже не о спасении жизни, а о полировке её качества. Такая оказия — не редкость во время приёма антидепрессантов о трёх головах кольцах , но и ряд других может её вызывать: и те, что с малым биохимическим загибом , и те, что с загибом побольше , и бупропион тоже, увы.

3. Кровотечения. Неожиданный и нечастый эффект, и далеко не от всех антидепрессантов, но стоит о нём помнить. Дело в том, что те самые, с малым загибом, а также венлафаксин , действуют не только на количество серотонина в щели между нервными окончаниями. Они влияют ещё и на захват этого самого серотонина тромбоцитами — тельцами крови, участвующими в процессе её сворачивания, когда речь заходит о травмах либо свойствах её текучести. И меняют дело таким образом, что могут повысить риск кровотечений в желудочно-кишечном тракте, особенно если эти группы антидепрессантов принимаются вместе с аспирином, либо с другими нестероидными противовоспалительнми средствами, вроде откудаязнаюгдетвойфен ибупрофена или диклофенака. Нечастый эффект, повторюсь, но стоит помнить и о нём.

4. Действие на сердечно-сосудистую систему. Про риск, который вызывало нарушение диеты во время приёма первых антидепрессантов, я в первом пункте упоминал. Те, что о трёх кольцах, оказались безопаснее, но и они были способны спровоцировать аритмию, а также повысить пульс в покое (без физической нагрузки), не считая других побочных эффектов со стороны сердца и сосудов. Потом появились те, с малым биохимическим загибом, работающие с серотонином. Они долгое время считались безопасной в этом плане альтернативой трёхголовым. пардон, трициклическим — но потом выяснилось, что тоже, хоть реже и слабее, влияют на сердечный ритм. А уж давление и вовсе почти никто из них, в отличие от трициклических, не повышает — разве что венлафаксин, и то на высоких дозах.

5. Нарушение работы желудка и кишечника. Тут в основном проблемы связаны с накоплением серотонина — он прямо или косвенно на работу этой системы влияние оказывает: у кого больше, у кого меньше, но оказывает. Вот и обнаружилась следующая закономерность: флуоксетин чащевсех прочих антидепрессантов вызывает тошноту, рвоту, понос, потерю веса, анорексию; трёхголовые, по сравнению с флуоксетином, реже вызывают тошноту, анорексию и потерю веса, но чаще вызывают запор и набор веса.

6. Опасность для печени. Так уж выходит, что ей, бедной, приходится отдуваться за все те излишества, что мы себе позволяем. В том числе за излишества, необходимые для лечения. А лекарства, как сами понимаете, к этой самой печени сильно неравнодушны. В большей или меньшей степени эту любовь поковыряться в печеночной паренхиме проявляют все антидепрессанты, что тоже стоит учитывать.

7. Судороги. Вернее, способность спровоцировать эпилептический либо подобный ему припадок. Тут надо сделать уточнение: если антидепрессанты что-то такое и провоцируют, то, как правило, не на пустом месте, а там, где почва уже готова — либо у эпилептика со стажем, либо у человека, готового к дебюту, чья нервная система только и ждала провоцирующего фактора. Из всех групп антидепрессантов на роль провокаторов более всего подходят трёхголовые товарищи и бупропион.

Следующим постом продолжу вас пугать, если вы не против.

Источник

Побочные эффекты антидепрессантов

Давно известно, что антидепрессанты – далеко не самые безопасные препараты. Как и в случае с любыми другими лекарствами, препараты, применяющиеся для лечения депрессии, могут вызвать ряд достаточно неприятных побочных эффектов.

Читайте также:  Датчика абсолютного давления и температуры воздуха на впуске солярис

Побочные эффекты от приема антидепрессантов

Хотя антидепрессанты, безусловно, полезны для борьбы с депрессией, некоторые побочные эффекты таких лекарств способны даже усугубить депрессивное расстройство. Поскольку до сих пор нет такого препарата, который бы оказался значительно эффективнее других, антидепрессанты часто выбирают, исходя не из эффективности их действия, а из количества и степени серьезности побочных эффектов.

Всплеск популярности антидепрессантов — селективных ингибиторов обратного захвата серотонина был вызван, в том числе, и их потенциальной безопасностью даже при нарушениях правил приема. Некоторые из трициклических антидепрессантов — в том числе дотиепин, амитриптилин и имипримин — при передозировке смертельно опасны для человеческого здоровья. Однако исследования показали, что постоянный прием селективных ингибиторов обратного захвата серотонина напрямую связан с суицидом и агрессивным поведением. Огромное количество разных побочных эффектов антидепрессантов связано, в первую очередь, с не до конца изученным воздействием таких препаратов (да и депрессии, для лечения которой они предназначены) на мозг человека. Не удивительно, что постоянное агрессивное воздействие на тонкую и сложную структуру мозга химических соединений может вызвать достаточно неприятные побочные эффекты.

Общие побочные эффекты

В группу наиболее распространенных побочных эффектов антидепрессантов различных видов входят:

  • Сухость во рту
  • Снижение частоты позывов к мочеиспусканию
  • Расплывчатое зрение
  • Запоры
  • Нарушения сна
  • Увеличение массы тела
  • Головная боль
  • Тошнота
  • Диарея, нарушение работы желудочно-кишечного тракта
  • Боли в животе
  • Эректильная дисфункция
  • Утрата либидо
  • Повышенная раздражительность

Селективные ингибиторы обратного захвата серотонина

Одна из причин, по которой антидепрессанты группы селективных ингибиторов обратного захвата серотонина столь часто рекомендуются врачами — их потенциальная безопасность при передозировке. Тем не менее, такие антидепрессанты ни в коем случае нельзя считать идеальным лекарством от депрессии — они, как и другие препараты, могут вызвать ряд достаточно серьезных побочных эффектов. Так, например, антидепрессанты группы селективных ингибиторов обратного захвата серотонина в силу их фармакокинетических и фармакодинамических свойств становятся гораздо опаснее в сочетании с другими препаратами. Одновременный прием таких препаратов и антидепрессантов — ингибиторов моноаминоксидазы может привести к летальному исходу. Хотя при передозировке ингибиторы обратного захвата серотонина безопаснее, исследования показали, что именно такие препараты чаще других пробуждают мысли о самоубийстве.

Прочие побочные эффекты антидепрессантов группы ингибиторов обратного захвата серотонина — тошнота, диарея, головные боли, различного рода сексуальные расстройства (например, отсутствие сексуального влечения, неспособность испытывать оргазм, эректильная дисфункция).

Трициклические антидепрессанты

Наиболее распространенные побочные эффекты этой группы препаратов — сухость во рту, головокружение, сонливость, расплывчатое зрение, проблемы сексуального характера, сыпь на коже и увеличение массы тела.

Ингибиторы моноаминоксидазы

В число редких, но все же возможных побочных эффектов антидепрессантов-ингибиоторов моноаминоксидазы (таких, как фенелзин и транилципромин) входят воспалительные процессы в печени, инфаркт, инсульт, судороги. В сочетании с некоторыми другими лекарстваями такие препараты могут вызвать резкое повышение артериального давления. Кроме того, ингибиторы моноаминоксидазы вызывают запоры, сухость во рту, головную боль, бессонницу, различного рода сексуальные расстройства.

Селективные ингибиторы обратного захвата норадреналина и допамина

У таких препаратов риск возникновения побочных эффектов меньше, чем у трициклических антидепрессантов или ингибиторов моноаминоксидазы. Возможные побочные эффекты — бессонница, головная боль, сухость во рту, учащенное сердцебиение, головокружение, тошнота, запоры, появление сыпи на коже.

Бупропион (велбутрин), основной представитель группы селективных ингибиторов обратного захвата норадреналина и допамина, вскоре после выхода на рынок был временно изъят из продажи вследствие потенциальной способности вызвать эпилептический припадок. Дальнейшие исследования, однако, показали, что эпилептические припадки были вызваны слишком большими дозами препарата, превышавшими допустимую норму в четыреста пятьдесят миллиграммов в день. Риск эпилептического припадка вследствие приема бупропиона снижен за счет малых доз, отказа от алкоголя и препаратов, увеличивающих риск эпилепсии.

Источник

АНТИДЕПРЕССАНТЫ в кардиологической практике

Депрессия и сердечно-сосудистые заболевания тесно взаимосвязаны. В последние годы появились доказательства того, что депрессия является независимым фактором риска ишемической болезни сердца (ИБС). В то же время у части больных

Депрессия и сердечно-сосудистые заболевания тесно взаимосвязаны. В последние годы появились доказательства того, что депрессия является независимым фактором риска ишемической болезни сердца (ИБС). В то же время у части больных ИБС депрессия может развиться вторично, как реакция личности на тяжелое соматическое заболевание. Согласно данным отечественных и зарубежных исследований, распространенность депрессии среди больных ИБС составляет приблизительно 20%.

У больных ИБС депрессия не только отягощает клиническое состояние и затрудняет реабилитацию, но и сокращает продолжительность жизни. Результаты исследований последних лет свидетельствуют о том, что депрессия повышает риск коронарных катастроф и коронарной смерти у больных ИБС. Уровень смертности у пациентов, перенесших ИМ и страдающих депрессией, в 3-6 раз выше, чем у больных, перенесших ИМ и не имеющих признаков депрессии.

Несмотря на широкую распространенность, депрессия у кардиологических больных в большинстве случаев не распознается и не лечится. Это влечет за собой многократные обращения к кардиологу, все новые и новые обследования, причем как больной, так и его лечащий врач оказываются не удовлетворенными результатами лечения. Такая ситуация обусловлена в первую очередь тем, что больные, как правило, не предъявляют собственно депрессивных жалоб, таких, как подавленное настроение и утрата интересов. В клинической картине превалируют хронический болевой синдром (кардиалгия), различные нарушения сна, повышенная утомляемость, снижение активности, нарушение аппетита, изменение веса, снижение работоспособности, проблемы с концентрацией внимания, снижение полового влечения, панические атаки или перманентные вегетативные расстройства. Описанная симптоматика характерна для так называемой соматизированной или скрытой, маскированной депрессии [1].

Читайте также:  Как подобрать необходимое давление вентилятора

Определенную роль в гиподиагностике депрессии у кардиологических больных играет тот факт, что кардиологи не в полной мере владеют техникой обследования депрессивных больных. Выявление депрессивных расстройств в значительной степени облегчается при использовании психометрических шкал и тестов, в том числе субъективных (на вопросы отвечает сам больной). Среди субъективных психометрических шкал для скрининга депрессии наиболее известны Госпитальная шкала тревоги и депрессии (A. Zigmond, 1983) и Опросник депрессии Бека (А. Beck, 1961). Многократное применение психометрических шкал позволяет изучить динамику состояния больных на фоне лечения. Учитывая отрицательное влияние депрессии на прогноз, скрининг в целях выявления депрессии целесообразно проводить среди наиболее уязвимых категорий больных ИБС — больных нестабильной стенокардией, лиц, у которых наблюдались острые коронарные синдромы, в том числе ИМ, а также пациентов, перенесших операцию АКШ.

Согласно принятой на сегодня концепции, депрессии легкой и средней степени тяжести у кардиологических больных может лечить кардиолог или врач общей практики. Это стало возможным благодаря появлению в последние годы целого ряда новых высокоэффективных антидепрессантов, не обладающих в отличие от классических трициклических антидепрессантов (амитриптилина и др.) выраженной поведенческой токсичностью и негативным побочным действием на сердечно-сосудистую систему.

Применение трициклических антидепрессантов у кардиологических больных крайне нежелательно из-за соматотропных эффектов этих препаратов, в том числе вследствие их влияния на проводящую систему сердца. Назначение этих препаратов в терапевтических дозах сопровождается удлинением интервалов PQ, QRS и QT, особенно у пациентов с исходными нарушениями проводимости [2]. Было показано, что трициклические антидепрессанты, блокирующие быстрые натриевые каналы, проявляют свойства гуанитидинподобных антиаритмических средств класса IА, которые, по данным ряда исследований, в том числе Cardiac Arrhythmia Suppression Trial (1992), повышают уровень смертности у больных ИБС. Среди побочных эффектов, характерных для трициклических антидепрессантов и значительно ограничивающих их применение в кардиологии, — рефлекторная тахикардия. Результаты широко известного Фремингемского исследования свидетельствуют о том, что у больных с установленной ИБС следует избегать назначения препаратов, повышающих частоту сердечных сокращений (ЧСС), поскольку увеличение ЧСС коррелирует с увеличением смертности у этой категории больных. Очевидно, что трициклические антидепрессанты не стоит также назначать пациентам, у которых высок риск развития ИБС. Еще одним неблагоприятным побочным эффектом трициклических антидепрессантов является ортостатическая гипотония, наиболее выраженная в первые две недели терапии и особенно характерная для пожилых больных. Нельзя не учитывать также и неблагоприятные поведенческие эффекты, возникающие на фоне лечения трициклическими антидепрессантами, — сонливость, снижение уровня внимания, ухудшение памяти, затруднение интеллектуальной деятельности, нарушение тонкой координации движений. Стремясь минимизировать описанные выше побочные эффекты, врачи нередко назначают трициклические антидепрессанты в очень малых дозах (например, 1/4-1/2 таблетки амитриптилина в день), которых недостаточно для получения антидепрессивного эффекта (минимальная терапевтическая доза амитриптилина составляет 2-3 таблетки в сутки). Многочисленные соматотропные и поведенческие эффекты трициклических антидепрессантов связаны с их неселективностью — влиянием на несколько групп рецепторов ЦНС (α 1 -адренорецепторы, серотониновые, мускариновые и гистаминовые Н1-рецепторы).

В отличие от препаратов первого поколения современные антидепрессанты обладают селективностью и в этой связи лишены многих побочных свойств, характерных для трициклических антидепрессантов.

В число новых антидепрессантов входят:

  • селективные ингибиторы обратного захвата серотонина: циталопрам (ципрамил), пароксетин (паксил), флуоксетин (прозак), флувоксамин (феварин), сертралин (золофт);
  • селективные стимуляторы обратного захвата серотонина: тианептин (коаксил);
  • тетрациклические антидепрессанты: миансерин (леривон);
  • селективные ингибиторы обратного захвата серотонина и норадреналина: милнаципран (иксел).

Селективные антидепрессанты обладают достаточно высокой антидепрессивной активностью. По выраженности антидепрессивного действия они несколько уступают классическим трициклическим антидепрессантам, однако превосходят их, когда речь идет о переносимости и безопасности применения. В связи с этим селективные антидепрессанты могут рассматриваться как препараты первого ряда у пациентов с сердечно-сосудистыми заболеваниями, а также у пожилых больных.

Наиболее широко сегодня используются селективные ингибиторы обратного захвата серотонина (СИОЗС). Препараты этой группы тормозят обратное проникновение серотонина из синаптической щели внутрь пресинаптического нейрона и не оказывают существенного влияния на другие нейромедиаторы. Свое название СИОЗС получили из-за большей селективности в отношении блокирования обратного захвата серотонина, чем обратного захвата норадреналина (по меньшей мере в 10 раз). Кроме того, СИОЗС имеют незначительное сродство к α 1 -адренорецепторам, м-холинорецепторам, гистаминовым Н1-рецепторам, что обеспечивает их хорошую переносимость. СИОЗС в отличие от трициклических антидепрессантов не обладают способностью к блокированию медленных натриевых каналов, в связи с чем они более безопасны при передозировке.

Препараты группы СИОЗС имеют благоприятный кардиальный профиль. Так, в исследовании S. Roose и соавт. [3], изучавших безопасность СИОЗС у больных ИБС с сопутствующей депрессией, было показано, что 7-недельная терапия флуоксетином в дозе 60 мг/сут не вызывала каких-либо кардиальных осложнений, не влияла на уровень артериального давления (АД), проводимость и желудочковую эктопическую активность и сопровождалась статистически достоверным снижением ЧСС на 5 уд/мин. Надо отметить, что 47% больных, включенных в исследование, перенесли ранее ИМ.

У пациентов с сердечно-сосудистыми заболеваниями преимущества СИОЗС особенно отчетливо проявляются в сопоставлении с трициклическими антидепрессантами. Проспективное рандомизированное контролируемое 6-недельное сравнительное исследование пароксетина (в суточной дозе до 40 мг) и нортриптилина у больных ИБС с депрессией, перенесших ИМ не ранее чем за 3 месяца до включения в исследование, наглядно показало преимущества СИОЗС [4]. Терапия пароксетином не сопровождалась статистически значимыми изменениями уровня АД, ЧСС, нарушениями сердечного ритма и проводимости. По причине кардиальных осложнений из исследования досрочно выбыли только один больной из группы пароксетина и 7 больных из группы нортриптилина (всего в исследовании участвовал 81 больной). На фоне нортриптилина было отмечено увеличение средней ЧСС на 11% (с 75 до 83 уд/мин), наблюдалось также статистически значимое увеличение случаев ортостатической гипотонии и нарушений процесса реполяризации миокарда, по данным ЭКГ. При этом препараты были одинаково эффективны в отношении купирования депрессивных нарушений у больных ИБС.

Читайте также:  Тонометр не измеряет давление в чем причина

В 1999 году были опубликованы данные исследования Sertraline Antidepressant Heart Attack Trial [5], целью которого было изучение эффективности и безопасности одного из препаратов группы СИОЗС — сертралина — и его влияния на кардиальный профиль у больных с клинически выраженной депрессией, развившейся после ИМ. В исследование были включены больные, перенесшие ИМ (через 5-30 дней после инфаркта) с фракцией выброса 35% и более. 16-недельная терапия сертралином в дозе 50-200 мг/сут не оказала существенного влияния на уровень АД, ЧСС, проводимость миокарда и фракцию выброса левого желудочка.

Хотя все СИОЗС имеют сходный механизм действия, тем не менее отдельные препараты этой группы различаются по химической структуре, а также по степени связывания с несеротониновыми рецепторами ЦНС, то есть по степени селективности. Наибольшей селективностью в группе СИОЗС обладает циталопрам. Высокая селективность препарата обеспечивает его хорошую переносимость и безопасность у наиболее уязвимых групп больных (пожилых пациентов с сердечно-сосудистыми заболеваниями, органическими поражениями ЦНС). Согласно нашим данным, применение циталопрама в терапевтической дозе 20 мг/сут у больных ИБС, перенесших ИМ, не сопровождается кардиотоксическими эффектами — колебаниями АД, ЧСС, нарушениями сердечного ритма и проводимости, в том числе по данным суточного мониторирования ЭКГ. Метаанализ нескольких исследований, в которых приняли участие более 1400 пациентов, получавших циталопрам (30% были в пожилом возрасте), показал, что циталопрам не оказывает значимого влияния на продолжительность интервалов PQ, QRS, QT и процессы реполяризации миокарда [6]. Циталопрам обладает минимальным по сравнению с другими антидепрессантами риском межлекарственных взаимодействий и потому хорошо комбинируется с препаратами, которые регулярно принимают пациенты с сердечно-сосудистыми заболеваниями (β-блокаторами, нитратами, антагонистами кальция, ингибиторами ангиотензинпревращающего фермента, диуретиками).

Для лечения депрессий легкой и средней степени тяжести у кардиологических больных рекомендуются следующие дозы СИОЗС: циталопрам (ципрамил) — 20 мг/сут, пароксетин (паксил) — 20 мг/сут, сертралин (золофт) — 50 мг/сут, флуоксетин (прозак) — 20 мг/сут, флувоксамин (феварин) — 50 мг/сут. Эти дозы являются начальными и в то же время могут рассматриваться как оптимальные терапевтические при депрессиях легкой и средней тяжести. Таким образом, кардиологу или врачу общей практики при назначении СИОЗС в большинстве случаев не требуется проводить титрацию дозы. Важно учитывать некоторую отсроченность клинического эффекта большинства антидепрессантов: выраженный антидепрессивный эффект СИОЗС отмечается к концу первых двух недель терапии. Желательно проинформировать об этом больного, с тем чтобы он не ожидал немедленного положительного эффекта от приема антидепрессанта. В случае недостаточной эффективности указанные выше дозы могут быть увеличены.

Препараты группы СИОЗС обладают не только антидепрессивным, но и противотревожным (анксиолитическим) действием, в связи с чем они эффективны при наличии у больных сопутствующей тревожной симптоматики, при панических атаках, фобических синдромах. Некоторые представители СИОЗС оказывают также мягкое активирующее действие (например, циталопрам, флуоксетин).

Побочные эффекты СИОЗС минимальны, особенно при назначении препаратов в рекомендованных дозах. При применении СИОЗС отмечались побочные эффекты со стороны желудочно-кишечного тракта (сухость во рту, тошнота, диарея), а также сонливость, головные боли, головокружение, тремор, потливость. Эти побочные эффекты возникают редко, как правило, в первые две недели лечения, и редуцируются самостоятельно. В большинстве случаев отмены препарата не требуется.

По клинической эффективности к СИОЗС близок милнаципран (иксел) — селективный ингибитор обратного захвата серотонина и норадреналина. Для этого препарата характерно наряду с антидепрессивным умеренное активирующее действие. Седативный эффект выражен незначительно. Терапевтические дозы милнаципрана для лечения депрессий легкой и средней степени тяжести — 50-100 мг/сут.

Тетрациклический антидепрессант миансерин (леривон) считается «мягким» антидепрессантом. Механизм его действия заключается в блокаде пресинаптических адренорецепторов, препарат блокирует также серотониновые и гистаминовые H1-рецепторы. Миансерин оказывает мягкий антидепрессивный, а также выраженный седативный эффекты. Назначается перед сном в дозе 15-60 мг. В терапевтических дозах антихолинергические побочные эффекты миансерина выражены в меньшей степени, чем у трициклических антидепрессантов.

В последние годы, помимо СИОЗС, в кардиологической практике широко используется тианептин (коаксил). По химической структуре препарат относится к атипическим трициклическим антидепрессантам, а по механизму действия является селективным стимулятором обратного захвата серотонина. Тианептин обладает антидепрессивным, противотревожным и активирующим эффектами, безопасен при терапии депрессий у пожилых людей и больных с сердечно-сосудистой патологией. Препарат не вызывает клинически значимой ортостатической гипотонии, не влияет на уровень АД, ЧСС, уровень сахара в крови и другие гематологические показатели [7]. Тианептин рекомендуется в дозе 37,5 мг/сут (1 таблетка 3 раза в день), при необходимости дозу можно увеличить до 50 мг/сут.

Лечение коморбидной депрессии у кардиологических больных, особенно у больных, перенесших острые коронарные инциденты и операции на сердце, не только приводит к улучшению психического состояния, но и сопровождается положительной динамикой клинического и функционального статуса больных, улучшает качество жизни, сокращает сроки реабилитации и возвращения больных к трудовой деятельности. Следует также предположить, что лечение депрессии у больных ИБС оказывает положительное влияние на прогноз. В настоящее время проводятся два больших исследования — SADHART и ENRICH, видимо, через несколько лет можно будет более определенно ответить на вопрос, способствует ли лечение депрессии после ИМ снижению смертности у больных ИБС?

По вопросам литературы обращайтесь в редакцию

Источник

Adblock
detector