Меню

Незаконная врезка в нефтепровод под давлением

Mining World Russia 2020

Мероприятия

20.10.2020 22.10.2020 MiningWorld Russia 2020
26.10.2020 29.10.2020 Морские исследования и образование — MARESEDU 2020
09.11.2020 11.11.2020 МАЙНЕКС Казахстан
12.11.2020 13.11.2020 НИЖНЕВАРТОВСК. НЕФТЬ. ГАЗ
03.12.2020 04.12.2020 TECH MINING RUSSIA

Новости

Врезки в нефтепровод: сливной бизнес в России

В России мошенники перехватывают около 10% всей транспортируемой нефти и нефтепродуктов. Каждый год, по разным оценкам, в руки нелегалов уходит более 5 млн т нефти.

Ситуация страшная, потому что хищение нефти путём врезок в нефтепроводы практически не поддаётся контролю.

Сколько крадут нефти?

Точных объёмов украденной нефти путём врезок в нефтепроводы не сосчитать. Остаётся ориентироваться только на официальные данные, несмотря на то, что в отчёты не попадает огромное число случаев нелегальных сливов.

«Транснефть», которая транспортирует 83% всей нефти в РФ, приводит такую статистику: во-первых, 70% всех незаконных посягательств в сторону компании связано именно с кражей нефти и нефтепродуктов.

С 2003 по 2012 годы компания зафиксировала 4779 незаконных врезок в магистральные нефтепроводы. Причём чаще всего нефть сливали в Самарской области (1322), Иркутской области (556), и Дагестане (507).

По данным Центра изучения региональных проблем (ЦИРП), в период с 2007 по 2017 год лишь только в самых «криминальных» регионах России было совершено 3279 нелегальных сливов.

На первом месте опять же оказалась Самарская область: на территории региона было выявлено 726 случаев врезок. Также в тройку антирекордсменов попали Челябинская область (524) и Ленинградская область (515).

В частности, в 2017 году было зафиксировано 289 несанкционированных врезок, а в 2018 году – как минимум 140 (данные за первые 9 месяцев).

Эти данные не смогут передать реальную картину происходящего, и не только из-за незамеченных случаев воровства. Да, число врезок в разных регионах России разительно отличается, но это не говорит о том, что, например, в Самарской области воруют больше нефти.

В каком-нибудь другом регионе подобных случаев фиксируют гораздо меньше, но общие объёмы украденного сырья могут быть в разы больше.

Из нефтепроводов крупными партиями «исчезает» не только нефть, но и нефтепродукты. Например, дизель сливают в 3,5 раза чаще. Такая тенденция легко объясняется правилами рынка: в чистом виде сырьё нужно ещё умудриться привести в товарный вид, а вот готовую продукцию реализовать не составляет никакого труда.

Как делают врезки в нефтепровод?

Незаконные врезки в нефтепроводы в России по своим масштабам давно переросли в целый сливной бизнес. Хищением нефти в одиночку уже давно никто не занимается: для операции создаются целые группировки, «оснащённые» мощной технологической базой и нужными связями.

Как правило, врезчиков привлекают линейные части нефтепровода. На них проще выйти благодаря специальным опознавательным знакам и близкому расположению к дорогам. Кроме того, такие трубы строят на небольшой глубине – максимум 2 метра. И ещё один приятный бонус – отдалённость от населённых пунктов, поэтому риск быть замеченным чрезвычайно мал.

Напрямую из трубы сейчас вряд ли кто-то выкачивает нефть. Обычно мошенники врезаются в трубопровод, в отверстие устанавливается отвод, который проводится под землёй.

Отводы протягивают до насосной станции — она закачивает сырьё в бензовозы. Иногда их прокладывают на целые километры, чтобы транспортировать нефть сразу на теневую базу. Особо изобретательные группировки задействуют в своих операциях даже нефтеналивные баржи.

Чтобы производственный процесс остался незамеченным, крупные группировки нередко налаживают сотрудничество с властями и представителями силовых структур.

Но всё равно непосредственно во время операции прилегающая территория тщательно контролируется. Зачастую в зоне проведения несанкционированной врезки ставятся «дозорные», при появлении на горизонте охраны или полиции они по рации предупреждают своих коллег об опасности.

Чтобы замести следы на более долгий срок, «продвинутые» мошенники нередко вместо нефти закачивают воду – так на какое-то время потерю сырья можно и вовсе не заметить.

Чтобы привести нефть в товарный вид, группировки создают мини-НПЗ. Надо сказать, что нефть перерабатывается в топливо весьма кустарным способом, на самодельных установках. Поэтому и конечный продукт получается некачественным.

Борьба с хищением нефти

Транспортная артерия России рассредоточена на огромных территориях и, хоть на участках и работают специальные системы слежения, вычислить, где именно был произведён врез в нефтепровод, колоссально трудно.

Конечно, на начальной и конечной точках каждого трубопровода проверяется объём транспортируемой нефти. Также на определённых участках фиксируются перепады давления в трубе: если предполагаемые показатели не совпадают с реальными данными датчиков, система оповещает о возможной несанкционированной врезке.

В ход идут и другие способы, на самом деле их довольно много: аэросъёмка, методы ударных волн, гидравлической локации, радиолокационные, тепловые и т. п. Участок вреза можно выявить и визуально – для этого прибегают к охранным организациям, которые патрулируют доверенные им участки.

Читайте также:  Какое давление может создать насос родничок

Тем не менее, из-за несанкционированных врезок Россия продолжает «не досчитываться» немалого объёма нефтяных ресурсов и нести огромные убытки. Ситуацию осложняет слияние преступных группировок с властными структурами – в таких условиях борьба с хищениями нефти становится не то что бы неэффективной, а как будто и ненужной.

Долгое время мягкая система наказаний, скажем так, создавала весьма благоприятные условия для врезчиков. Только в 2018 году российские власти ужесточили меру наказаний: за нелегальную врезку в магистральный нефтепровод сейчас действуют штрафы в размере до 200 тысяч рублей либо лишение свободы на срок до 4 лет.

При повторном нарушении закона врезчика могут посадить в тюрьму на 8 лет – такая мера наказания предусмотрена для врезок, которые привели к аварии или гибели людей. Однако вопрос, есть ли реальная польза от нового закона, пока остаётся открытым.

Источник

Методы определения утечек и незаконных врезок в нефтепроводы

Опубликовано: 20.08.2015 Рубрика: Статьи Автор: Единый Стандарт

Одним из главных вопросов при эксплуатации трубопроводов является обеспечение промышленной и экологической безопасности. Нарушение целостности трубопроводной системы чревато объемными выбросами перекачиваемого продукта в окружающую среду.

В российских условиях обеспечение безопасности трубопроводного транспорта приобретает своеобразный оттенок. Факторами, определяющими это, является не только обширная сеть и протяженность действующих трубопроводов, но и масштабные несанкционированные врезки.

Сегодня существует две категории методов обнаружения утечек из трубопроводов: методы постоянного и периодического контроля.

Методы постоянного контроля:

  1. Сравнение расходов позволяет учитывать объем перекаченной среды в начальной и конечной точке системы.
  2. Метод снижения давления с фиксированной или скользящей установкой заключается в фиксации перепадов давления на различных промежутках трубопровода. Рассчитанные программным способом давления сопоставляются с фактическими показаниями датчиков. При обнаружении несоответствия происходит оповещение о предполагаемой утечке или незаконной врезке.
  3. Метод линейного баланса основан на постоянстве перекачиваемого объема в начальной и конечной точках при установившемся режиме транспортировки.
  4. Метод акустической эмиссии позволяет с помощью пьезоэлектрических элементов, располагающихся на трубопроводе, регистрировать нарушения целостности системы и утечки.
  5. Корреляционный метод основан на применении датчиков, измеряющих виброакустический сигнал, создаваемый утечкой.
  6. Сравнение изменения скорости расходов в начальной и конечной точках участка трубопровода.
  7. Метод отрицательных ударных волн позволяет зафиксировать утечку за счет изменения фронта волны давления. Вероятное место утечки продукта определяется по временному интервалу прохождения фронта волны.
  8. Метод ударных волн Жуковского предполагает замер давлений в конечной точке трубопровода. Скорость распространения ударной волны позволяет определить место утечки.
  9. Метод гидравлической локации основан на аналитических данных гидравлических показателей участков трубопровода.
  10. Модифицированный метод гидравлической локации предусматривает установку датчиков давления в определенных местах трубопровода. Изменения гидравлического уклона во времени на данном участке трубопровода также позволяют фиксировать утечки.
  11. Модифицированный метод материального баланса основан на фиксации давления и расхода перекачиваемой среды в конце участка трубопровода. Измеренные показатели сравниваются с изменением массы жидкости на участке. Имеющиеся расхождения позволяют говорить о наличии утечек.

Методы периодического контроля:

  1. Радиолокационный метод позволяет фиксировать утечки за счет радиоактивного излучения, возникающего при попадании транспортируемой среды в грунт.
  2. Тепловой метод основан на перепаде температур, возникающих при вытекании транспортируемой среды в окружающую среду. Для этого применяют тепловизоры, устанавливаемые в специальных лабораториях.
  3. Визуальный метод заключается в непосредственном обходе трасс трубопровода и фиксации вероятных мест утечек по внешним признакам.
  4. Ультразвуковой. При утечке продукта возникают ультразвуковые волны, которые подлежат регистрации.
  5. Лазерный газоаналитический метод базируется на способности газов, содержащих углеводороды, поглощать энергию источника инфракрасного излучения.
  6. Метод обработки кривой падения давления. Данный метод заключается в поднятии давления в трубопроводе до значения, при котором вся система оказывается заполненной транспортируемой жидкостью. После этого отслеживают изменение давления, падение которого укажет на наличие утечки.
  7. Метод перепада давления заключается в разделении участка трубопровода на две части зондом, по обе стороны которого производят замер перепада давления.
  8. Анализ статистического давления производят при гидравлическом испытании трубопровода. Для этого производят замер измерения скорости падения давления на участке трубопровода между двух отключающих устройств. Дистанционно отслеживаемый перепад давления показывает вероятные места утечек из трубопровода.
  9. Акустический метод позволяет определять утечки за счет регистрации акустических сигналов, возникающих при истечении перекачиваемого продукта из трубопровода.
  10. Метод трассирующих газов основан на анализе утечек газоанализаторами, регистрирующими качественный и количественный состав содержащихся в продукте газов.
  11. Метод дифференциального давления производят на отключенном участке трубопровода. Далее осуществляют мониторинг изменения перепада давлений на двух соседних участках.
  12. Магнитный. Для его проведения применяют дефектоскопы с феррозондовыми и индукционными датчиками.
  13. Метод вихревых токов подразумевает применение вихретокового преобразователя, который помещается в трубопровод. Преобразователь создает магнитное поле, а регистратор фиксирует его параметры.
  14. Комбинированный электромагнитный метод базируется на намагничивании стенок трубопровода. Имеющиеся повреждения трубопровода будут изменять коэффициент магнитной проницаемости.
Читайте также:  Независимое измерение артериального давления

Все существующие методы контроля герметичности трубопроводных систем можно разделить на три категории в зависимости от их воздействия на бесперебойную транспортировку перекачиваемого продукта:

  1. Методы, исключающие изменение течения технологического режима перекачки.
  2. Методы, подразумевающие под собой изменение технологического режима перекачки, заключающееся в снижении объемов перекачиваемого продукта.
  3. Методы, заключающиеся в полной остановке трубопровода для осуществления процедуры поиска мест утечек и несанкционированных врезок.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Источник

Транснефть и нелегальные врезки

Президент «Транснефти» Николай Токарев

Расхожее выражение «вагонами воруют» неактуально, если речь идёт о государственной трубопроводной системе. Зачем вагоны, если можно напрямую подключиться к трубе и высасывать нефть почти без ограничений? При этом президент «Транснефти» Николай Токарев не говорит, сколько «чёрного золота» утекает каждый год в левые резервуары или просто в землю. Не знает или не хочет?

Как сообщает «Наша версия», на Кубани готовится суд над участниками организованной преступной группы, которая похитила из магистрального нефтепровода более 7 тыс тонн нефти. Масштаб её деятельности поражает воображение, и это только один из многих случаев масштабного воровства из государственной трубопроводной системы.

Нелегальные врезки в нефтепровод

В кубанскую ОПГ входили не менее шести человек. Бандиты незаконно подключились к магистральному нефтепроводу Малгобек – Тихорецк. Для этого они купили спецтехнику и проложили под землёй собственный трубопровод длиной 8 километров. Это была сложная система с промежуточными станциями – подземными бункерами, замаскированными под хозяйственные постройки и жилые дома в частном секторе.

Преступники применяли специальное оборудование, которое управлялось дистанционно и позволяло выкачивать нефть из магистрали без заметных перепадов давления. На протяжении примерно пяти месяцев подпольный нефтепровод перегонял «чёрное золото» для переработки его в топливо полукустарным способом. Согласно оценке правоохранительных органов, преступники забрали из трубы нефть на 114 млн руб­лей.

Нелегальные врезки в нефтепровод

Повторим, этот случай далеко не единичный. Но установить точный объём нефти, украденной из трубопроводов на территории России за последний год, не представляется возможным. Транспортировку более чем 85% российской нефти контролирует публичное акционерное общество «Транснефть» – крупнейшая в мире трубопроводная компания, собственником которой на 100% является государство.

Нелегальные врезки в нефтепровод

«Транснефти» принадлежит почти 70 тыс. километров магистральных трубопроводов, в 2017 году на них выявлено 289 нелегальных врезок. Советник президента компании Владимир Свинарев недавно заявил, что за минувший год число таких преступлений сократилось на 3,7% – уровень статистической погрешности. За последние пять лет врезок стало заметно больше (для сравнения: в 2012 году их было зарегистрировано всего 180).

«Транснефть» ежегодно отчитывается о борьбе с нелегальными подключениями, но само по себе количество врезок не позволяет оценить реальные масштабы воровства. Ещё в 2013 году эксперты отмечали, что на фоне общего снижения числа таких преступлений растёт уровень технического обеспечения преступников и соответственно объём похищенного.

В открытых источниках невозможно найти информацию о количестве нефти, украденной из российских трубопроводных систем, равно как и данные о суммарном ущербе от действий преступников. Мы попробовали получить эти сведения посредством официального журналистского запроса в пресс-службу «Транснефти». Однако компания оставила запрос без ответа. Данное обстоятельство подталкивает к рассуждениям о причинах, по которым руководство ПАО «Транснефть» не желает обнародовать общую сумму украденного, но вернёмся к этому чуть позже.

Ущерб от воровства нефти

Эксперты по-разному оценивают ущерб от воровства нефти из трубопроводных систем. В частности, аналитик компании «Универ Капитал» Дмитрий Александров заявил РБК, что только прямые потери нефтяников за сырьё могут составлять от $180 до 800 млн ежегодно. Цифры эти прозвучали в 2013 году, но, судя по всему, они актуальны и сейчас. Никаких значимых свидетельств об изменении ситуации с воровством нефти с тех пор не появилось.

Обратим внимание на то, что приведённая выше оценка касается стоимости украденного сырья, реальный ущерб от врезок может быть в несколько раз выше. Речь идёт о потерях нефтяников из-за задержки поставок и ухудшения качества продукта. Прямые экономические потери нефтяных компаний от врезок могут составлять 55–106 млрд рублей ежегодно, заявила ранее аналитик ВТБ Капитал Ольга Даниленко. Сумма налогов, которую недополучает при этом бюджет, может достигать 19–37 млрд рублей.

А ещё государству приходится тратить десятки миллионов рублей на устранение последствий утечек нефти и нефтепродуктов. Нередки случаи, когда для наполнения одной цистерны преступники разливают целое нефтяное озеро.

За примерами далеко ходить не надо. В июле 2016 года в Подольском районе Московской области из-за нелегальной врезки произошёл разлив 12 тонн солярки. Площадь загрязнения превысила 40 тыс. квадратных метров, сотрудникам МЧС пришлось удалить с этого участка всю растительность.

Читайте также:  Какое давление в шинах должно быть зимой r15 логан

Горение нефти на Москва реке

Кроме того, солярка попала в реку Раковку, из которой было откачано и утилизировано 500 кубометров воды. Чтобы понять масштабы экологических проблем, достаточно знать, что на большинстве трубопроводов нефть и топливо перекачиваются по трубам диаметром 1,2 метра под давлением 45 атмосфер. При повреждении трубы высота нефтяного фонтана может достигать 50 метров.

Кстати, в связи с этим вспоминается трагедия, случившаяся 12 августа 2015 года на берегу Москвы-реки в районе Поречной улицы. Люди устроили пикник, жарили шашлыки. Внезапно на берегу вспыхнуло пламя, которое мгновенно перекинулось на воду, где загорелось мазутное пятно площадью около 100 квадратных метров. В результате ЧП пострадали три человека, в том числе ребёнок. Один из пострадавших впоследствии скончался в больнице.

После первых исследований возникло предположение, что причиной стала авария на нефтепроводе компании по транспортировке нефти «Транснефть». Однако её представитель Игорь Дёмин заявил, что повреждений системы нефтепровода, проходящего по дну Москвы-реки, зафиксировано будто не было. Кроме того, в «Транснефти» уточнили, что авария произошла на 29-м участке отвода на Московский нефтеперерабатывающий завод (МНПЗ) (директор — Виталий Зубер).

Известно, что отвод на Московский НПЗ от кольцевого магистрального нефтепродуктопровода (КМНПП), пролегающего вокруг Москвы, имеет три нитки – для прокачки авиакеросина, бензина и дизельного топлива. Правда, официальный представитель Московского НПЗ Наталья Пятыгина сообщила, что утечка нефтепродуктов произошла на нефтепроводе, «не принадлежащем предприятию». Позиция завода сильная: «нефтепродуктопроводов, принадлежащих нам, вообще нет за пределами ограждения МНПЗ».

Мы направили в «Транснефть» официальный запрос по этому поводу, но пресс-служба компании его проигнорировала. Спустя два с половиной года после ЧП мы не обнаружили никаких сведений о том, кто понёс ответственность за неф­тяной разлив, приведший к гибели человека в столице России. Что же это за компания, которая может безнаказанно устроить подобное?

Транснефть

Стремление руководства «Транснефти» к закрытости вопреки тому, что она является публичным акционерным обществом и принадлежит государству, не может не вызывать вопросов. Тем более что самостоятельно компания нефть не добывает, а лишь предоставляет другим нефтяникам услуги по транспортировке сырья на перерабатывающие заводы. Это обстоятельство не мешает «Транснефти» успешно торговать «чёрным золотом» – так называемыми излишками, которые оседают в её трубопроводах и резервуарах при перекачке. Как это возможно?

Чуть больше года назад вокруг этого разразился громкий скандал: транспортную компанию заподозрили в «присвоении» до 0,7 млн тонн нефти ежегодно под видом «технологических издержек». В частности, об этом заявил член комитета по энергетической стратегии России Торгово-промышленной палаты РФ Рустам Танкаев.

Впоследствии «Транснефть» обязалась скорректировать нормативы потерь при перекачке нефти в сторону их снижения. Руководство трубопроводной монополии сообщило тогда о программе технического перевооружения и назвало конкретные сроки её реализации. Однако в марте 2018 года пресс-служба «Транснефти» не смогла рассказать о результатах выполнения этой программы и об объёмах «технологических потерь» на данный момент. Было бы интересно сравнить эту цифру с объёмом нефти, украденной через врезки.

Не сопровождалось ли снижение «усушки и утруски» увеличением объёмов хищений? Но пока нам остаётся вспомнить старый анекдот: «Сколько стоит капля водки? – Нисколько. – Тогда накапайте, пожалуйста, стаканчик». Вот и нефтяные доходы успешно капают в карман топ-менеджеров «Транснефти».

Согласно сведениям, опубликованным на сайте компании, в 2016 году (отчёт за 2017-й не опубликован) она потратила на вознаграждения членов совета директоров 43,8 млн рублей. Суммарное вознаграждение президенту «Транснефти» Николаю Токареву и членам правления (10 человек) в том же году составило 902,2 млн рублей. Кроме того, по данным агентства «Руспрес», «Транснефть» арендовала часть дворца Путина на мысе Индокопас: бунгало, вертолетную площадку и даже… амфитеатр.

Кстати, в 2013 году «Транснефть» добилась создания собственной ведомственной охраны. По сути, это настоящая частная армия, которая имеет возможность приобретать не только гражданское и служебное оружие, но и спецсредства. Удивительно, что после появлений таких подразделений число нелегальных врезок в нефтепроводы выросло в 1,5 раза (с 180 случаев в 2012 году до 289 в 2017-м).

Недавно появилась информация о том, что «Транснефть» добивается расширения полномочий своей охранной структуры, а именно – позволить ей оформлять правонарушения, предусмотренные ст. 11.20.1 КоАП – «Нарушение запретов либо несоблюдение порядка выполнения работ в охранных зонах магистральных трубопроводов». Если это произойдёт, охранная фирма обретёт полномочия государственного органа.

Источник

Adblock
detector