Меню

Внутрибрюшная аэрозольная химиотерапия высокого давления

Про Pipac и не только

Всем привет. Не так давно писала пост о том, что жду pipac (для тех, кто не в теме – внутрибрюшинная аэрозольная химиотерапия, проводится при канцероматозе). На прошлой неделе прошла эту процедуру, и вот решила отписаться. В понедельник 06.04. сделали, в четверг улетела домой, сегодня уже с утреца зарядку небольшую сделала, и даже на уличном тренажере чуток позанималась, пока дочка на качелях качалась (ну не соблюдаем мы самоизоляцию!). От наркоза, как обычно, отошла легко, швы заживают хорошо. Но на этом все хорошее заканчивается, так как увы, похоже, сделано все было напрасно, и толку от pipac лично для меня никакого.

За последний месяц у меня жутко выросло пузо, стала чувствовать себя беременяшкой, полагала, что асцит (врачи думали также), и очень надеялась, что после внутрибрюшинки очнусь с нормальным животом, так как все откачают. Поэтому первое, что я сделала , очнувшись в операционной, это ощупала свой живот и обнаружила, что размеры его не уменьшились. Ну ладно, подумала я, надували, плюс манипуляции всякие, подождем до утра, может, к утру похудеет. Пришло утро – размеры пуза по-прежнему «беременные». А потом пришла врач и объяснила, что не жидкость тому причина. Жидкости всего 600 мл было, а мой живот таких размеров из-за того, что там целый конгломерат из опухолевых масс, спаянных с кишечником, отчего он сильно вздут, а, учитывая, что я девушка излишне стройная, он так сильно выпирает. В общем, грустно все это. А в среду мне еще КТ сделали, и оказалось, что и печень и легкие тоже уже «заселены». При выписке сказали, что надо срочно на следующей неделе делать обычную химию. И вот я в пятницу звоню в наш ОД, чтобы узнать, поступил ли закупаемый ими для меня келикс, мне сообщают, что — да, поступил. Я говорю – ой, как хорошо, я сделала внутрибрюшинку, мне срочно нужна химия. А мне – фиг вам, надо срок между химиями выдерживать. И все мои доводы о том, что это совершенно другое, и нет нужды выдерживать сроки, как лбом об бетонную стену. У вас в выписке написан срок? Нет. Ну, тогда до свидания, до 27-го. Я пишу врачу в Герцена – переоформите выписку, пожалуйста. И тоже — фигушки! Ей уже не до меня. От перспективы отращивать дальше свой живот до конца месяца и плодить зло во всех прочих местах, от равнодушия врачей и бессилия что-либо изменить, я так дико завыла. Давно я так отчаянно не рыдала, очень давно… Появилось понимание, что я, видимо, на финишной прямой… До этого, несмотря на постоянное прогрессирование, казалось, что раз я бодрячком, значит, как-то все образуется, каким-то чудом рассосется, я ведь сильная, я так хочу жить, я преодолею все.

Ладно, что-то я все о грустном, на самом деле меня уже посетил дзен (не знаю, надолго ли), и я вся такая кроткая, смиренная и готовая принять неизбежное …

А в больнице были и забавные моменты. Всех заставляли ходить в масках, и в палатах лежать в масках. И даже в операционную в маске везли. Приезжает каталка, и голая пациентка в чулках и маске взбирается на нее. Та еще картина! В операционной я стала развязывать маску. А они мне – да не надо снимать, на шею спустите…

А на след.день после процедуры у меня подскочила температура, аж до 38.6. И вот я лежу и вдруг в палату вбегают медсестры и срочно эвакуируют тетеньку-соседку. Я понять ничего не могу… потом дошло – коронавируса боятся! Так я оказалась в одноместном люксе! Этому обстоятельству я была несказанно рада, поскольку, во-первых, интроверт, и предпочитаю лежать одна, во-вторых, тетенька была нудновата, и за полдня совместного лежания успела поднадоесть мне заунывными рассказами о своей болезни, болезнях родственников и тяжкой доле. В общем, спасибо моему организму за внезапный скачок температуры. К слову сказать, на след день все пришло в норму, но ко мне так больше никого и не подселили… Вот такие вот дела.

Теперь буду ждать химию. Надо только гемоглобин поднять, что-то он у меня низковат. И сорбифер как мертвому припарки. И сейчас даже нет возможности подделать анализы, что я раньше, грешным делом, практиковала. А теперь не на работе, принтера и ксерокса нет, не подделаешь. Забила холодильник всем жутко полезным, буду отъедаться. То-то мой рак обрадуется, как его замечательно кормят.

Источник

Внутрибрюшинная химиотерапия

Четвертая стадия онкологического заболевания нередко сопровождается асцитом — патологическим состоянием, при котором метастатические поражения органов брюшной полости нарушают работу лимфатической системы. Это приводит к накоплению жидкости в брюшной полости.

Чаще всего асцит возникает на фоне терминальной стадии рака желудка, рака легкого, колоректального рака, рака яичников.

Асцит мешает органам нормально работать, сдавливает их, что проявляется нарушением сердечной деятельности, вызывает одышку и отёки. Избавление от избытка внутриполостной жидкости улучшает состояние и при большом выпоте жизненно необходимо. Удалить выпот можно лапароцентезом, но приостановить его выработку без проведения курса внутрибрюшинной химиотерапии не представляется возможным.

Что такое внутрибрюшинная химиотерапия?

Чтобы добиться уменьшения асцита необходимо воздействовать на метастазы непосредственным введением химиопрепаратов в брюшную полость.
Для внутрибрюшинной химиотерапии используют концетрированную дозу препарата, в некоторых случаях препарат нагревают до 41 С. Тогда процедура называется гипертермическая химиотерапия.

«Когда мы лечим больных на IV стадии онкологического заболевания, мы всегда говорим о паллиативе, а не избавлении от рака — объясняет главный врач Европейской онкологической клиники Андрей Львович Пылёв. — Мы можем удалить опухоль и все макроскопические признаки опухоли, но если мы понимаем, что вероятность прогрессирования заболевания высочайшая, то всё равно речь идёт о паллиативе. Когда мы лечим терминальных пациентов, мы их лечим для того, чтобы продлить им жизнь и улучшить её качество. Иногда активное вмешательство может привести к тому, что человеку удастся прожить не несколько месяцев, а несколько лет.

Что касается внутрибрюшинной химиотерапии, то установлено, что её использование увеличивает продолжительность жизни пациентов по сравнению с системной химиотерапией».

Установка порт-системы в брюшную полость

Рекомендуется установка перитонеальной порт-системы в том случае, когда возникает необходимость регулярного проведения процедуры лапароцентеза.

Порт позволит удалять асцит в любое время и вводить химиотерапевтический препарат столько раз, сколько потребуется.

При асците порт устанавливают под местной анестезией.

Введение химиопрепаратов в брюшную полость

Процедура начинается с постепенного удаления лишней жидкости из брюшной полости. Эвакуировать большой объем жидкости за одну процедуру не рекомендуется. Одновременно производится возмещение жизненно необходимых солей и белков.

В осушенную от асцита брюшную полость вводят химиопрепараты. Выбор химиопрепарата зависит от типа рака. Чаще всего используют следующие цитостатики: цисплатин, митомицин, паклитаксел, блеомицин. Через 6–12 часов лекарственные препараты удаляются.

Особенности внутрибрюшинной химиотерапии

Химиопрепараты не вводятся при распространённой спаечной болезни, после давних обширных операций, при воспалительных процессах.

Внутриполостное введение химиопрепаратов не свободно от побочных реакций, интенсивность токсичности индивидуальна и зависит в основном от тяжести состояния пациента. Самые распространенные осложнения: рвота, боль в животе, тошнота.

«Горячая» химиотерапия

Завершает курс лечения асцита процедура гипертермической химиотерапии. «Горячая» терапия одновременно эффективнее и токсичнее, препарат оставляют в брюшной полости не более, чем на два часа, после чего удаляют.

В Европейской онкологической клинике применяются современные, клинические доказанные методы терапии.

Источник

Внутрибрюшная аэрозольная химиотерапия под давлением (ВАХД) — инновационный метод лечения больных с перитонеальным канцероматозом Текст научной статьи по специальности « Клиническая медицина»

Аннотация научной статьи по клинической медицине, автор научной работы — Каприн А.Д., Хомяков В.М., Рябов А.Б., Болотина Л.В., Иванов А.В.

Распространенный перитонеальный канцероматоз при раке желудка , по сути, является терминальной стадией заболевания. Медиана выживаемости больных не превышает 3-6 месяцев. Разработка различных методов внутрибрюшной химиотерапии позволяет улучшить прогноз этого тяжелого контингента больных. Цель. Оценить эффективность и безопасность внутрибрюшной аэрозольной химиотерапии под давлением ( ВАХД ) у больных раком желудка с перитонеальным канцероматозом . Материалы и методы. Лечебный протокол включал в себя лапароскопию или лапаротомию с целью стадирования опухолевого процесса, 3-4 курса системной химиотерапии по схеме XELOX с последующим проведением не менее 3 сеансов внутрибрюшной аэрозольной химиотерапии под давлением ( ВАХД ) с интервалом 6 недель на фоне продолжения химиотерапии. В случае прогрессирования больной исключался из исследования. В настоящее время в исследование включено 27 пациентов с диссеминированным раком желудка , которым выполнено 46 процедур ВАХД . Мужчин было 8, женщин 19. Средний возраст больных составил 50,6 года. Результаты. В рамках оценки безопасности проведения ВАХД было зафиксировано 3 случая развития нежелательных явлений. Двое больных (7,4%) отмечали тошноту в течение первых 2 суток после выполнения сеанса ВАХД . У одного больного произошла ятрогенная перфорация диафрагмы во время взятия биопсии брюшины с развитием карбокситоракса. Медиана выживаемости составила 11 месяцев. Годичная выживаемость (по Kaplan-Meier) 50,7%. 14 пациентов живы и продолжают участие в исследовании в течение первого года наблюдения. Заключение. Внутрибрюшная аэрозольная химиотерапия под давлением ( ВАХД ) является простым, малоинвазивным и безопасным методом паллиативного лечения больных с распространенным канцероматозом при раке желудка . Разработанный лечебный протокол позволил добиться годичной выживаемости более чем у половины больных.

Похожие темы научных работ по клинической медицине , автор научной работы — Каприн А.Д., Хомяков В.М., Рябов А.Б., Болотина Л.В., Иванов А.В.

Intraperitoneal aerosol chemotherapy under pressure (IACUP) — an innovative method of treatment of patients with peritoneal carcinomatosis

Widespread peritoneal carcinomatosis in gastric cancer , in fact, is the end-stage of the disease. The survival median of patients is no more than 3-6 months. Development of various methods of intraperitoneal chemotherapy can improve the prognosis of this category of patients. Objective. To evaluate the efficacy and safety of intraperitoneal aerosol chemotherapy under pressure ( IACUP ) in patients with gastric cancer with peritoneal carcinomatosis . Materials and methods. The treatment Protocol consisted of a laparotomy or laparoscopy for the staging of the tumor process, 3-4 courses of systemic chemotherapy scheme XELOX followed by conducting at least 3 sessions of intraperitoneal aerosol chemotherapy under pressure ( IACUP ) with an interval of 6 weeks on the background of chemotherapy . In the case of progression the patient was excluded from the study. Currently, the study included 27 patients with disseminated gastric cancer who underwent 46 procedures of IACUP . There were 8 men and 19 women. The average age of patients was 50.6 years. Results. In the framework of the safety assessment of IACUP there were 3 cases of adverse effects. Two patients (7,4%) noted nausea for the first 2 days after running the session of IACUP . In one patient the iatrogenic perforation of the diaphragm during biopsy of the peritoneum with the development of carbonetworks occurred. The survival median was 11 months. One-year survival rate (by Kaplan-Meier) was 50.7%. 14 patients are alive and continue to participate in the study during the first year of observation. Conclusion. Intraperitoneal aerosol chemotherapy under pressure ( IACUP ) is a simple, minimally invasive and safe method for the palliative treatment of patients with disseminated carcinomatosis of gastric cancer . We developed the treatment Protocol that allows us to achieve one-year survival of more than half of patients.

Текст научной работы на тему «Внутрибрюшная аэрозольная химиотерапия под давлением (ВАХД) — инновационный метод лечения больных с перитонеальным канцероматозом»

АХД, внутрибрюшная аэрозольная химиотерапия, выживаемость при ВАХД, канцероматоз брюшины, XELOX, оценка безопасности химиотерапии, рак желудка, перитонеальный канцероматоз, химиотерапия под давлением

Читайте также:  Как правильно измерить глазное давление видео

IACUP, intraperitoneal aerosol chemotherapy, the survival rate at IACUP, peritoneal carcinomatosis, XELOX, the safety assessment of chemotherapy, gastric cancer, peritoneal carcinomatosis, chemotherapy, pressure

ВНУТРИБРЮШНАЯ АЭРОЗОЛЬНАЯ ХИМИОТЕРАПИЯ ПОД ДАВЛЕНИЕМ (ВАХД) -ИННОВАЦИОННЫЙ МЕТОД ЛЕЧЕНИЯ БОЛЬНЫХ С ПЕРИТОНЕАЛЬНЫМ КАНЦЕРОМАТОЗОМ

Каприн А.Д., Хомяков В.М., Рябов А.Б., Болотина Л.В., Иванов А.В., Уткина А.Б., Черемисов В.В., Колобаев И.В., Чайка А.В., Соболев Д.Д., Королева Л.А.

МНИОИ им. П.А. Герцена — филиал ФГБУ «НМИРЦ» Минздрава России (Москва, Россия) 125284, Россия, Москва, 2-й Боткинский проезд, 3

Распространенный перитонеальный канцероматоз при раке желудка, по сути, является терминальной стадией заболевания. Медиана выживаемости больных не превышает 3-6 месяцев. Разработка различных методов внутрибрюш-ной химиотерапии позволяет улучшить прогноз этого тяжелого контингента больных.

Цель. Оценить эффективность и безопасность внутрибрюшной аэрозольной химиотерапии под давлением (ВАХД) у больных раком желудка с перитоне-альным канцероматозом.

Материалы и методы. Лечебный протокол включал в себя лапароскопию или лапаротомию с целью стадирования опухолевого процесса, 3-4 курса системной химиотерапии по схеме XELOX с последующим проведением не менее 3 сеансов внутрибрюшной аэрозольной химиотерапии под давлением (ВАХД) с интервалом 6 недель на фоне продолжения химиотерапии. В случае прогрессирования больной исключался из исследования. В настоящее время в исследование включено 27 пациентов с диссеминированным раком желудка, которым выполнено 46 процедур ВАХД. Мужчин было 8, женщин — 19. Средний возраст больных составил 50,6 года.

Результаты. В рамках оценки безопасности проведения ВАХД было зафиксировано 3 случая развития нежелательных явлений. Двое больных (7,4%) отмечали тошноту в течение первых 2 суток после выполнения сеанса ВАХД. У одного больного произошла ятрогенная перфорация диафрагмы во время взятия биопсии брюшины с развитием карбокситоракса. Медиана выживаемости составила 11 месяцев. Годичная выживаемость (по Kaplan-Meier) -50,7%. 14 пациентов живы и продолжают участие в исследовании в течение первого года наблюдения.

Заключение. Внутрибрюшная аэрозольная химиотерапия под давлением (ВАХД) является простым, малоинвазивным и безопасным методом паллиативного лечения больных с распространенным канцероматозом при раке желудка. Разработанный лечебный протокол позволил добиться годичной выживаемости более чем у половины больных.

Хомяков Владимир Михайлович —

к.м.н., руководитель торакоабдоминального

отделения МНИОИ им. П.А. Герцена —

филиал ФГБУ «НМИРЦ» Минздрава России

Адрес: 125284, Россия,

Москва, 2-й Боткинский проезд, 3

Статья поступила 13.03.2016,

принята к печати 20.06.2016

Vladimir M. Khomyakov —

PhD, dead of thoraco-abdominal department

of the P. Hertsen MORI

Address: 3, 2nd Botkinskiy proezd,

Moscow, 125284, Russia

The article was received 13.03.2016,

accepted for publication 20.06.2016

INTRAPERITONEAL AEROSOL CHEMOTHERAPY UNDER PRESSURE (IACUP) — AN INNOVATIVE METHOD OF TREATMENT OF PATIENTS WITH PERITONEAL CARCINOMATOSIS

Kaprin A.D., Khomyakov V.M., Ryabov A.B., Bolotina L.V., Ivanov A.V., Utkina A.B., Cheremisov V.V., Kolobaev I.V., Chaika A.V., Sobolev D.D., Koroleva L.A.

P. Hertsen MORI (Moscow, Russia)

3, 2nd Botkinskiy proezd, Moscow, 125284, Russia

Widespread peritoneal carcinomatosis in gastric cancer, in fact, is the end-stage of the disease. The survival median of patients is no more than 3-6 months. Development of various methods of intraperitoneal chemotherapy can improve the prognosis of this category of patients.

Objective. To evaluate the efficacy and safety of intraperitoneal aerosol chemotherapy under pressure (IACUP) in patients with gastric cancer with peritoneal carcinomatosis.

Materials and methods. The treatment Protocol consisted of a laparotomy or laparoscopy for the staging of the tumor process, 3-4 courses of systemic chemotherapy scheme XELOX followed by conducting at least 3 sessions of intraperitoneal aerosol chemotherapy under pressure (IACUP) with an interval of 6 weeks on the background of chemotherapy. In the case of progression the patient was excluded from the study. Currently, the study included 27 patients with disseminated gastric cancer who underwent 46 procedures of IACUP. There were 8 men and 19 women. The average age of patients was 50.6 years.

Results. In the framework of the safety assessment of IACUP there were 3 cases of adverse effects. Two patients (7,4%) noted nausea for the first 2 days after running the session of IACUP. In one patient the iatrogenic perforation of the diaphragm during biopsy of the peritoneum with the development of carbonetworks occurred. The survival median was 11 months. One-year survival rate (by KaplanMeier) was 50.7%. 14 patients are alive and continue to participate in the study during the first year of observation. Conclusion. Intraperitoneal aerosol chemotherapy under pressure (IACUP) is a simple, minimally invasive and safe method for the palliative treatment of patients with disseminated carcinomatosis of gastric cancer. We developed the treatment Protocol that allows us to achieve one-year survival of more than half of patients.

Согласно последним статистическим данным России, рак желудка занимает 4-е место в структуре злокачественных новообразований с общей 5-летней выживаемостью около 25% [1, 2]. До 40% больных раком желудка на этапе обследования имеют перитонеальный канцероматоз, при котором показатель общей 5-летней выживаемости снижается до 5% 5. На сегодняшний день перитонеальная диссеминация является одним из наиболее неблагоприятных факторов прогрессиро-вания и рецидивирования злокачественных опухолей желудочно-кишечного тракта (ЖКТ) с медианой выживаемости 3-6 месяцев [6]. Одним из основных методов лечения больных с канцероматозом является системная химиотерапия, однако она позволяет лишь незначительно увеличить медиану выживаемости [7].

Следует отметить, что самостоятельное хирургическое лечение диссеминированных поражений брюшины также малоэффективно, поскольку во время операции происходит диссеминация и реимплантация опухолевых клеток, а выделяемые в ходе мобилизационного этапа факторы роста способствуют последующему прогресси-рованию. К потенциально эффективному методу лечения больных раком желудка с изолированным канцеромато-зом брюшины можно отнести комбинированный подход, включающий выполнение циторедуктивной операции в сочетании с гипертермической интраоперационной внутрибрюшной химиотерапией. Внутрибрюшное введение химиопрепарата воздействует непосредственно на клетки опухолевой ткани, при этом гематоперитоне-альный барьер способствует ограничению резорбции цитостатиков в системный кровоток, что в свою очередь обеспечивает высокую эффективность по сравнению с системной химиотерапией и снижает токсическое воздействие. Данный подход предоставил возможность улучшить результаты медианы выживаемости у данной группы больных от 12,6 до 22,3 месяцев [8]. Применение комбинированного подхода показало высокую эффективность при таких диссеминированных формах злокачественных опухолей, как псевдомиксома брюшины (рак червеобразного отростка), колоректальный рак, рак яичников. Эффективность применения гипертермической интраоперационной внутрибрюшной химиоте-

рапии (ГИВХ) у больных с верифицированным канцеро-матозом при раке желудка в целом существенно ниже, что обусловлено особенностями метастазирования и отсутствием высокоэффективных цитостатиков [9,10]. Опыт МНИОИ им. П. А. Герцена по использованию ГИВХ у больных раком желудка с ПК продемонстрировал ограниченную эффективность данного метода при распространенном перитонеальном канцероматозе (Р3) и пери-тонеальном раковом индексе (PCI > 12), что вынуждает к поиску новых подходов к лечению данного контингента больных. Одним из инновационных методов паллиативного лечения больных с перитонеальным канцеромато-зом рака желудка является внутрибрюшная аэрозольная химиотерапия под давлением (Pressured Intraperitoneal Aerosol Chemotherapy — PIPAC) [11].

В ноябре 2011 г. в Германии автором метода профессором Марком Рэймондом (Marc André Reymond) проведен первый сеанс внутрибрюшной аэрозольной химиотерапии. Методика основана на свойствах газов, находящихся под высоким давлением. Для выполнения процедуры применяют низкие дозы цисплатина и доксорубицина (10% от стандартных доз, применяемых для интрапе-ритонеального введения), что определяется меньшим объемом вводимого раствора (200 мл против 2 л и более). Кроме того, данный метод допускает повторение проведения сеансов с целью оценки PCI, морфологической верификации канцероматоза [12]. В исследованиях на животных были показаны преимущества распыления цитостатика в условиях карбоксиперионеума с точки зрения равномерности распределения препарата и глубины его проникновения в ткань брюшины по сравнению с перитонеальным лаважем. Показано, что повышенное внутрибрюшное давление усиливает захват препарата опухолевыми клетками. В опытах ex vivo с фрагментами пораженной брюшины человека, использование карбо-перитонеума приводило к более равномерному распределению препарата и к более глубокому проникновению в опухолевые узлы, в сравнении с обычной внутрибрюшной химиотерапией (примерно в 200 раз).

Первый опыт клинического применения ВАХД у больных с диссеминированным раком желудка показал обнадеживающие результаты. У 25% больных зафиксирован

полный морфологический ответ, частичный ответ или стабилизация отмечены у 34% [13].

В августе 2013 г. в России проведена первая процедура в условиях МНИОИ им. П. А. Герцена в соответствие с разработанным научным клиническим протоколом. В данной статье представлен опыт первых 46 процедур у 27 больных с диссеминированным раком желудка.

Целью нашего исследования явилась оценка эффективности и безопасности внутрибрюшной аэрозольной химиотерапии под давлением (ВАХД) у больных раком желудка с перитонеальным канцероматозом.

Материалы и методы

В соответствии с принятым клиническим протоколом больным раком желудка, на начальном этапе лечения выполняют диагностическую лапароскопию или лапаро-томию (если канцероматоз не был выявлен на доопера-ционном этапе) с оценкой PCI и морфологической верификацией. На первом этапе проводят 4 курса системной химиотерапии по схеме XELOX. Далее проводят 3 сеанса ВАХД с интервалом 6 недель и двумя курсами системной химиотерапии по схеме XELOX между сеансами. В случае прогрессирования опухолевого процесса на фоне проводимого лечения (нарастание PCI, отсутствие лечебного патоморфоза, нарастание специфического асцита, появление отдаленных лимфогенных и гематогенных метастазов, ургентных осложнений) больной выбывает из исследования (рис. 1).

Инструментальное обследование проводили по окончании первых 4 курсов системной химиотерапии, в последующем перед каждым сеансом ВАХД. Обследование включало ЭГДС, КТ грудной и брюшной полости,

Рисунок 1. Лечебный протокол (схема) Figure 1. Treatment Protocol (scheme)

онкомаркеры, стандартные лабораторные показатели (ОАК, биохимический анализ крови, ОАМ).

Методика внутрибрюшной аэрозольной химиотерапии под давлением

Процедура осуществляют посредством лапароскопического доступа. В соответствии с принятой методикой, выполняют пункцию брюшной полости в параумбе-ликальной зоне, с наложением карбоксиперитонеума 12 мм рт. ст. Устанавливают два троакара размером 10 мм (рис. 2).

Проводят тщательную ревизию органов брюшной полости с оценкой индекса перитонеального канцеро-матоза (PCI) и заполнением специализированной карты, согласно методике, предложенной P. Sugarbaker [14] (рис. 3).

Производят многоточечную биопсию брюшины (не менее 3 анатомических зон) с целью верификации канцероматоза и оценки лечебного патоморфоза. Эвакуируют асцитическую жидкость, объем которой регистрируют в карте (рис. 4).

Подключают форсунку-распылитель к ангиографиче-скому инжектору высокого давления и вводят ее в один из троакаров (рис. 5).

Проверяют герметичность брюшной полости. Начинают подачу растворов химиопрепаратов: цисплатин в дозе 7,5 мг/м2 вводится в растворе NaCl 0,9% общим объемом 150 мл; доксорубицин в дозе 1,5 мг/м2 в растворе NaCl 0,9% общим объемом 50 мл. Введение осуществляют со скоростью 30 мл/мин, максимальное давление 200 psi. Процесс введения препаратов контролируют по видеомонитору. В брюшной полости при прохождении через форсунку растворы преобразуются в аэрозоль, находящийся под давлением (рис. 6).

Рисунок 2. Схема установки троакаров Figure 2. The scheme of installation of trocars

lllUcK ПСрПТО^МЛЬМРП КЩШгроЧЩиЫ

Рисунок 4. Видеоревизия: a — наличие асцитической жидкости; b Figure 4. Videorevision: a — the presence of ascites; b — biopsy

Рисунок 6. Процесс распыления цитостатиков в брюшной полости Figure 6. The atomization process of cytostatic drugs in the abdominal

Рисунок 3. Регистрационная карта оценки PCI (по P. Sugarbaker) Figure 3. Registration card assessment PCI (P. Sugarbaker)

Рисунок 5. Схема проведения внутрибрюшной аэрозольной химиотерапии под давлением

(Источник картинки — Marc A. Reymond, Wiebke Solass PIPAC: Pressurized Intraperitoneal Aerosol Chemotherapy — Cancer Under Pressure, 2014)

Figure 5. The scheme of the intraperitoneal aerosol chemotherapy under pressure

(Source image — Marc A. Reymond, Wiebke Solass PIPAC: Pressurized Intraperitoneal Aerosol chemotherapy is — Cancer Under Pressure, 2014)

Карбоксиперитонеум поддерживается в течение 30 минут при 37 градусах [15]. Процедуру проводят в операционной, оборудованной ламинарной системой вентиляции. По окончании сеанса аэрозоль эвакуируют отсосом в закрытую систему сброса медицинских газов через 2 последовательно установленных микропористых фильтра. Троакары удаляют с ушиванием мест проколов. Дренирование брюшной полости не проводят.

Читайте также:  При подъеме в горы атмосферное давление и температура воздуха

Оценка эффективности и безопасности

На 1-е и 3-и сутки после выполнения сеанса проводят оценку безопасности послеоперационного периода посредством физикального осмотра и лабораторных исследований. Критериями эффективности применения внутрибрюшной аэрозольной химиотерапии под давлением оценивали на основании двух критериев — уровня PCI и лечебного патоморфологического заключения по данным повторных биопсий.

По состоянию на апрель 2016 г. в исследование включено 27 пациентов. Среди них мужчин было 8, женщин — 19. Средний возраст больных составил 50,6 года. У 21 больного верифицирован первичный рак желудка с перитонеальным канцероматозом, у 6 больных диагностировано прогрессирование заболевания после ранее проведенного хирургического лечения. У 20 пациентов канцероматоз был верифицирован по данным диагностической лапароскопии, у 7 — во время эксплора-тивной лапаротомии.

В соответствии с принятым планом исследования на первом этапе всем больным выполняли диагностическое вмешательство с целью верификации канцероматоза и оценки PCI. В зависимости от распространенности процесса больные были условно разделены на 3 группы: PCI 20 — у 7 (26%). По морфологической структуре (Lauren) преобладающей формой (26 больных) явился диффузный тип рака, интестинальный тип опухоли был диагностирован у одного больного. Асцит был выяв-

f M Не можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Рисунок 7. Кривая общей выживаемости больных (Kaplan-Meier) Figure 7. Curve of overall survival of patients (Kaplan-Meier)

лен у 11 (40,7%) больных, стеноз, потребовавший эндоскопического стентирования у 5 (19,2%).

Всего выполнено 46 процедур внутрибрюшной аэрозольной химиотерапии под давлением у 27 больных. По 1-му сеансу проведено 15 (55,6%) больным, по 2 сеанса — 6 (22,2%), по три сеанса — 5 (18,5%), одной больной (3,7%) выполнено четыре сеанса. При этом 14 из 27 больных находятся в процессе лечения, ожидая повторных процедур. Основными причинами досрочного выбывания из клинического исследования явились прогресси-рование опухолевого процесса или резкое ухудшение общего состояния на фоне распространенного процесса.

При оценке безопасности было зафиксировано 3 случая развития нежелательных явлений. У двух пациентов (7,4%) была отмечена тошнота без позывов на рвоту в течение первых 2 суток после выполнения ВАХД. У одного больного на интраоперационном этапе диагностирована перфорация диафрагмы во время взятия биопсии брюшины с развитием карбокситоракса, что потребовало дополнительного дренирования плевральной полости. Средний срок пребывания в стационаре составил 3 дня.

Лечебный патоморфоз по данным биопсии был оценен у 11 больных, получивших как минимум один сеанс ВАХД и повторную биопсию. У 3 больных из 11 (27,3%) зафиксирован полный патоморфологический ответ (отсутствие клеток, принадлежащих к раку на фоне фиброзной ткани), у 5 больных — частичный ответ (на фоне фиброзной ткани определяются единичные клетки рака, с выраженными дистрофическими изменениями), отсутствие эффекта отмечено в 3 наблюдениях (комплексы раковых клеток). Медиана выживаемости составила 11 месяцев. Годичная выживаемость (Kaplan-Meier) — 50,7% (рис. 7).

При этом 14 пациентов живы и продолжают участие в исследовании в течение первого года наблюдения.

На сегодняшний день первый опыт применения внутрибрюшной аэрозольной химиотерапии под давлением в России насчитывает 46 процедур у 27 больных с верифицированным перитонеальным канцероматозом рака желудка. Наличие канцероматоза брюшины является существенным фактором, влияющим на показатели отдаленной выживаемости больных раком ЖКТ. Первичный диссеминированный рак желудка наблюдается от 14 до 43% больных и составляет 35% от всех синхронных метастазов [16, 17]. Как известно, перитонеальный канцероматоз длительное время рассматривался как терминальная стадия заболевания с небольшой продолжительностью жизни и плохим терапевтическим ответом. Одним из ведущих методов лечения больных с канцероматозом является системная химиотерапия. Однако ее эффективность весьма ограничена, что обусловлен наличием гемато-перитонеального барьера, который не позволяет добиться высокой концентрации химио-препаратов в брюшине [18]. Это послужило толчком к развитию так называемого локорегионарного лечения, включающего различные варианты внутрибрюшной химиотерапии [19]. Однако, несмотря на доказанную эффективность, использование данного подхода до сих пор является предметом дискуссии. Метод содержит

ряд ограничений, обусловленный прежде всего, ограничением распространения химиопрепаратов по брюшной полости и малой глубиной проникновения в брюшину и опухолевые узлы [20]. Внутрибрюшная аэрозольная химиотерапия под давлением (Pressured Intraperitoneal Aerosol Chemotherapy — PIPAC) является новым методом лечения больных с ПК. У больных раком желудка с распространенным канцероматозом, ожидаемая продолжительность жизни которых ограничена несколькими месяцами, внутрибрюшная аэрозольная химиотерапия под давлением (ВАХД) является простым, малоинвазив-ным и безопасным методом паллиативного лечения. Инновационный подход к доставке химиопрепаратов в опухолевую ткань позволяет существенно повысить глубину проникновения цитостатиков и их концентрацию в тканях [21]. Было показано, что введенный таким образом химиопрепарат способен эффективно воздействовать на опухолевые клетки, достигая высоких концентраций в брюшине. Следует отметить, что требуемая концентрация химиопрепаратов, используемых при PIPAC, составляет только 1/10 часть препарата [22]. В рамках исследования, после проведения сеанса PIPAC с применением доксорубицина, зафиксирована не только высокая концентрация препаратов в опухолевых узлах брюшины, но и его следы в ядрах клеток, вплоть до клетчатки за-брюшинного пространства. Разработанный метод предполагает использование внутрибрюшной аэрозольной химиотерапии под давлением (ВАХД) в сочетании с системной химиотерапией у больных раком желудка с распространенным перитонеальным канцероматозом [23]. Кроме того, данный метод позволяет выполнять повторные диагностические лапароскопии с целью объективной оценки PCI, также морфологической верификации процесса, что было едва возможно по сей день.

На момент публикации выполнено 46 процедур внутрибрюшной аэрозольной химиотерапии под давлением 27 больным с диссеминированным раком желудка. Случаями досрочного выбывания из клинического исследования и последующего участия, явились прогрес-сирование опухолевого процесса или ухудшение общего соматического статуса больных. У 11 больных по данным повторной диагностической лапароскопии с муль-тифокальной биопсией оценен лечебный патоморфоз. Частичный и полный ответ зарегистрирован у 5 и 3 больных, соответственно (72%). Несмотря на малое число наблюдений, метод представляется перспективным и многообещающим.

Согласно протоколу клинического исследования, с целью оценки ближайших и отдаленных результатов лечения проводится мониторинг, как на этапе лечения, так и после его завершения или досрочного выбывания из исследования. Сроки наблюдения за больными варьируют от 1 до 18 месяцев. Медиана выживаемости в исследуемой группе составила 11 месяцев, что гораздо выше усредненных показателей для данного контингента больных, приводимых в отечественной и зарубежной литературе (3-6 месяцев). [6]. Регистрируемые единичные случаи послеоперационной тошноты могут быть как следствием системного действия химиопрепаратов, так и возможной реакцией на общую анестезию. У одного

больного интраоперационно во время взятия биопсии брюшины произошла микроперфорация диафрагмы. С целью разрешения пневмоторакса, больному дополнительно выполнена пункция и дренирование плевральной полости, что привело к незначительной пролонгации госпитализации.

Низкая частота осложнений, отсутствие системных токсических реакций, дает возможность применять данную методику у ослабленных больных.

Процедура внутрибрюшной аэрозольной химиотерапии под давлением выполняется в закрытом варианте, посредством лапароскопического доступа. До начала проведения процедуры проводят тщательную проверку герметичности системы. Производят заполнение рабочих шприцов ангиографического инжектора через одноразовые системы магистрали. Химиопрепараты доставляют в операционную после полной подготовки к реализации распыления в готовых герметичных емкостях. После распыления аэрозоля в брюшной полости, герметичность контура сохраняется на протяжении всего времени экспозиции, после чего газ из брюшной полости с остатками аэрозоля эвакуируют в центральную систему вакуума через два последовательно соединенных микропористых фильтра [24]. Процедуру выполняют только в операционных, оснащенных ламинарной системой вентиляции.

Первый опыт применения методики PIPAC в Германии был осуществлен всем больным в качестве 3-й линии терапии, на фоне прогрессирования после нескольких линий системной химиотерапии. Разработанный в нашем институте клинический протокол предполагает применение внутрибрюшной аэрозольной химиотерапии под давлением (ВАХД) в сочетании с системной химиотерапией в качестве 1-й линии терапии у больных раком желудка с распространенным перитонеальным канцероматозом, что является уникальным для этого метода лечения. Полученные нами предварительные результаты, свидетельствуют о перспективности метода ВАХД в качестве паллиативного лечения больных с распространенным канцероматозом брюшины, которым не показано выполнение циторедукции с ГИВХ. Метод ВАХД находится на этапе становления и разработки, открывая широкие перспективы для дальнейшего научного поиска в плане усовершенствования технического обеспечения, увеличения доз химиопрепаратов и их рациональных сочетаний.

Внутрибрюшная аэрозольная химиотерапия под давлением (Pressured Intraperitoneal Aerosol Chemotherapy-PIPAC) является новым, простым, малоинвазивным и безопасным методом паллиативного лечения у больных с распространенным канцероматозом при раке желудка. Медиана выживаемости больных составила 11 месяцев, годичная выживаемость 50,7%, что превышает аналогичные показатели при проведении паллиативной системной химиотерапии. Предполагается дальнейший набор клинического материала с целью уточнения показаний и противопоказаний к данному методу лечению у больных с диссеминированным раком желудка.

1. Berretta M., Fisichella R., Borsatti E., Lleshi A., Ioffredo S., Me-neguzzo N., et al. Feasibility of intraperitoneal Trastuzumab treatment in a patient with peritoneal carcinomatosis from gastric cancer. Eur Rev Med Pharmacol Sci. 2014; 18 (5): 689-692.

2. Jemal A., Bray F., Center M. M., Ferlay J., Ward E., Forman D. Global cancer statistics. CA Cancer J Clin. 2011; 61 (2): 69-90. doi: 10.3322/caac.20107. Epub 2011 Feb 4.

3. Sarela A., Miner T., Karpeh M., Coit D., Jaques D., Bren-nan M. Clinical outcomes with laparoscopic stage M1, unresect-ed gastric adenocarcinoma. Ann Surg. 2006; 243 (2): 189-195.

4. Brenner H., Rothenbacher D., Arndt V. Epidemiology of stomach cancer. Methods Mol Biol. 2009; 472: 467-477. doi: 10.1007/978-1-60327-492-0_23.

5. Cappellani A., Zanghi A., Di Vita M., Zanet E., Veroux P., Caco-pardo B., et al. Clinical and biological markers in gastric cancer: update and perspectives. Front Biosci (Schol Ed) 2010; 2: 403-412.

6. Каприн А. Д., Соболев Д. Д., Хомяков В. М., Болотина Л. В., Рябов А. Б., Хороненко В. Э. и др. Опыт лечения местно-распространенного рака желудка (Cyt+) с применением гипертермической интраоперационной внутрибрюшной химиотерапии. Онкология. Журнал им. П. А. Герцена. 2015; (1):67-70. doi::10.17116/onkolog20154167-70

7. Johanna В., Harry H. Y., Panos F. Systemic therapy for locally advanced unresectable and metastatic esophageal and gastric cancer. Feb 2016. Available at: http://www.uptodate. com/contents/systemic-therapy-for-locally-advanced-unre-sectable-and-metastatic-esophageal-and-gastric-cancer (дата обращения: 02.03.2016).

8. Verwaal V., van Ruth S., de Bree E., van Sloothen G., van Tinteren H., Boot H., et al. Randomized trial of cytoreduction and hyperthermic intraperitoneal chemotherapy versus systemic chemotherapy and palliative surgery in patients with peritoneal carcinomatosis of colorectal cancer. J Clin Oncol. 2003 Oct 15; 21 (20): 3737-3743.

9. Jacquet P., Stuart O., Chang D., Sugarbaker P. Effects of intra-ab-dominal pressure on pharmacokinetics and tissue distribution of doxorubicin after intraperitoneal administration. Anti-Cancer Drugs. 1996; 7 (5): 596-603. doi:10.1097/00001813-199607000-00016.

10. Esquis P., Consolo D., Magnin G., Pointaire P., Moretto P., Ynsa M. D., et al. High Intra-abdominal Pressure Enhances the Penetration and Antitumor Effect of Intraperitoneal Cisplatin on Experimental Peritoneal Carcinomatosis. Annals of Surgery. 2006; 244 (1): 106-112. doi:10.1097/01. sla.0000218089.61635.5f.

11. Tempfer C., Celik I., Solass W., Buerkle B., Pabst U. G., Zieren J., et al. Activity of Pressurized Intraperitoneal Aerosol Chemotherapy (PIPAC) with cisplatin and doxorubicin in women with recurrent, platinum-resistant ovarian cancer: Preliminary clinical experience. Gynecologic Oncology. 2014; 132 (2): 307-311. doi:10.1016/j.ygyno.2013.11.022.

12. Wiebke S., Reinhold K., Thomas M., Urs Giger-Pabst, Dirk S., Clemens T., et al. Intraperitoneal chemotherapy of peritoneal

1. Berretta M., Fisichella R., Borsatti E., Lleshi A., Ioffredo S., Me-neguzzo N., et al. Feasibility of intraperitoneal Trastuzumab treatment in a patient with peritoneal carcinomatosis from gastric cancer. Eur Rev Med Pharmacol Sci. 2014; 18 (5): 689-692.

2. Jemal A., Bray F., Center M. M., Ferlay J., Ward E., Forman D. Global cancer statistics. CA Cancer J Clin. 2011; 61 (2): 69-90. doi: 10.3322/caac.20107. Epub 2011 Feb 4.

Читайте также:  Тагиста можно ли принимать при низком давлении

3. Sarela A., Miner T., Karpeh M., Coit D., Jaques D., Bren-nan M. Clinical outcomes with laparoscopic stage M1, unresect-ed gastric adenocarcinoma. Ann Surg. 2006; 243 (2): 189-195.

carcinomatosis using pressurized aerosol as an alternative to liquid solution: first evidence for efficacy. Ann Surg Oncol. 2014; 21 (2): 553-559.

13. Solass W., Kerb R., Murdter T., Buerkle B., Pabst U. G., Zieren J., et al. Intraperitoneal chemotherapy of peritoneal carcinomatosis using pressurized aerosol as an alternative to liquid solution: first evidence for efficacy. Annals of Surgical Oncology. 2013; 21 (2): 553-559. doi:10.1245/s10434-013-3213-1.

14. Jacquet P., Sugarbaker P. Clinical research methodologies in diagnosis and staging of patients with peritoneal carcinomatosis. Cancer Treat Res. 1996; 82: 359-374.

15. Elias D., Souadka A., Fayard F., Mauguen A., Dumont F., Honore C., et al. Variation in the peritoneal cancer index scores between surgeons and according to when they are determined (before or after cytoreductive surgery). Eur J Surg Oncol. 2012; 38 (6): 503-508.

16. Thomassen I., van Gestel Y., van Ramshorst B., Luyer M., Boss-cha K., Nienhuijs S., et al. Peritoneal carcinomatosis of gastric origin: a population-based study on incidence, survival and risk factors. Int J Cancer. 2014; 134 (3): 622-628.

17. Abbasi S., Taani H., Saad A., Badheeb A., Addasi A. Advanced gastric cancer in jordan from 2004 to 2008: a study of epidemiology and outcomes. Gastrointest Cancer Res. 2011; 4 (4): 122-127.

18. Griffiths R., Zee Y., Evans S., Mitchell C., Kumaran G., Welch R., et al. Outcomes after multiple lines of chemotherapy for platinum-resistant epithelial cancers of the ovary, peritoneum, and fallopian tube.Int J Gynecol Cancer. 2011; 21 (1): 58-65.

19. Macri A., Fortugno A., Saladino E. Rationale and techniques of cytoreductive surgery and peritoneal chemohyperthermia. World J Gastrointest Oncol. 2011; 3 (12): 169-174.

20. Sugarbaker P., Ryan D. Cytoreductive surgery plus hyperthermic perioperative chemotherapy to treat peritoneal metastases from colorectal cancer: standard of care or an experimental approach? Lancet Oncol. 2012 Aug; 13 (8): e362-369.

21. Dedrick R., Flessner M. Pharmacokinetic Problems in Peritoneal Drug Administration: Tissue Penetration and Surface Exposure. JNCI Journal of the National Cancer Institute. 1997; 89 (7): 480-487. doi:10.1093/jnci/89.7.480.

22. Jacquet P., Stuart O., Chang D., Sugarbaker P. Effects of in-tra-abdominal pressure on pharmacokinetics and tissue distribution of doxorubicin after intraperitoneal administration. Anticancer Drugs. 1996; 7 (5): 596-603.

23. SolaG W., Hetzel A., Nadiradze G., Sagynaliev E., Rey-mond M. Description of a novel approach for intraperitone-al drug delivery and the related device. Surg Endosc. 2012; 26 (7): 1849-1855. doi: 10.1007/s00464-012-2148-0. Epub 2012 May 12.

24. SolaG W., Giger-Pabst U., Zieren J., Reymond M. Pressurized intraperitoneal aerosol chemotherapy (pipac): occupational health and safety aspects. Annals of Surgical Oncology. 2013; 20 (11): 3504-3511. doi:10.1245/s10434-013-3039-x.

4. Brenner H., Rothenbacher D., Arndt V. Epidemiology of stomach cancer. Methods Mol Biol. 2009; 472: 467-477. doi: 10.1007/978-1-60327—492—0_23.

5. Cappellani A., Zanghi A., Di Vita M., Zanet E., Veroux P., Caco-pardo B., et al. Clinical and biological markers in gastric cancer: update and perspectives. Front Biosci (Schol Ed) 2010; 2: 403-412.

6. Kaprin A., Sobolev D., Khomyakov V. et al. Experience with hy-perthermic intraoperative intraperitoneal chemotherapy in the treatment of locally advanced gastric cancer (Cyt+). Onkologiya

Zhurnal imeni PA Gerzena. 2015; (1):67-70. 2015; (1):67-70. doi: 10.17116/onkolog20154167-70 (Russian).

7. Johanna B., Harry H. Y., Panos F. Systemic therapy for locally advanced unresectable and metastatic esophageal and gastric cancer. Feb 2016. Available at: http://www.uptodate.com/ contents/systemic-therapy-for-locally-advanced-unresect-able-and-metastatic-esophageal-and-gastric-cancer (Accessed: 02.03.2016)

8. Verwaal V., van Ruth S., de Bree E., van Sloothen G., van Tinteren H., Boot H., et al. Randomized trial of cytoreduction and hyperthermic intraperitoneal chemotherapy versus systemic chemotherapy and palliative surgery in patients with peritoneal carcinomatosis of colorectal cancer. J Clin Oncol. 2003 Oct 15; 21 (20): 3737-3743.

9. Jacquet P., Stuart O., Chang D., Sugarbaker P. Effects of intra-abdominal pressure on pharmacokinetics and tissue distribution of doxorubicin after intraperitoneal administration. Anti-Cancer Drugs. 1996; 7 (5): 596-603. doi:10.1097/00001813-199607000-00016.

10. Esquis P., Consolo D., Magnin G., Pointaire P., Moretto P., Ynsa M. D., et al. High Intra-abdominal Pressure Enhances the Penetration and Antitumor Effect of Intraperitoneal Cisplatin on Experimental Peritoneal Carcinomatosis. Annals of Surgery. 2006; 244 (1): 106-112. doi:10.1097/01. sla.0000218089.61635.5f.

11. Tempfer C., Celik I., Solass W., Buerkle B., Pabst U. G., Zieren J., et al. Activity of Pressurized Intraperitoneal Aerosol Chemotherapy (PIPAC) with cisplatin and doxorubicin in women with recurrent, platinum-resistant ovarian cancer: Preliminary clinical experience. Gynecologic Oncology. 2014; 132 (2): 307-311. doi:10.1016/j.ygyno.2013.11.022.

12. Wiebke S., Reinhold K., Thomas M., Urs Giger-Pabst, Dirk S., Clemens T., et al. Intraperitoneal chemotherapy of peritoneal carcinomatosis using pressurized aerosol as an alternative to liquid solution: first evidence for efficacy. Ann Surg Oncol. 2014; 21 (2): 553-559.

13. Solass W., Kerb R., Murdter T., Buerkle B., Pabst U. G., Zieren J., et al. Intraperitoneal chemotherapy of peritoneal carcinomatosis using pressurized aerosol as an alternative to liquid solution: first evidence for efficacy. Annals of Surgical Oncology. 2013; 21 (2): 553-559. doi:10.1245/s10434-013-3213-1.

14. Jacquet P., Sugarbaker P. Clinical research methodologies in diagnosis and staging of patients with peritoneal carcinomatosis. Cancer Treat Res. 1996; 82: 359-374.

Информация об авторах:

1. Каприн А. Д. — д. м.н., профессор, член-корреспондент РАН, член-корреспондент РАО, генеральный директор ФГБУ «НМИРЦ» Минздрава России

2. Хомяков Владимир Михайлович — к. м.н., руководитель то-ракоабдоминального отделения МНИОИ им. П. А. Герцена -филиал ФГБУ «НМИРЦ» Минздрава России

3. Рябов Андрей Борисович — д. м.н., руководитель отдела то-ракоабдоминальной онкохирургии МНИОИ им. П. А. Герцена — филиал ФГБУ «НМИРЦ» Минздрава России

4. Болотина Лариса Владимировна — д. м.н., руководитель отделения химиотерапии МНИОИ им. П. А. Герцена — филиал ФГБУ «НМИРЦ» Минздрава России

5. Иванов Андрей Владимирович — врач-онколог, аспирант то-ракоабдоминального отделения МНИОИ им. П. А. Герцена -филиал ФГБУ «НМИРЦ» Минздрава России

6. Уткина Анна Борисовна — врач-онколог, аспирант торакоаб-доминального отделения МНИОИ им. П. А. Герцена — филиал ФГБУ «НМИРЦ» Минздрава России

7. Черемисов Вадим Владимирович — к. м.н., с. н.с. торакоаб-доминального отделения МНИОИ им. П. А. Герцена — филиал ФГБУ «НМИРЦ» Минздрава России

15. Elias D., Souadka A., Fayard F., Mauguen A., Dumont F., Honore C., et al. Variation in the peritoneal cancer index scores between surgeons and according to when they are determined (before or after cytoreductive surgery). Eur J Surg Oncol. 2012; 38 (6): 503-508.

16. Thomassen I., van Gestel Y., van Ramshorst B., Luyer M., Boss-cha K., Nienhuijs S., et al. Peritoneal carcinomatosis of gastric origin: a population-based study on incidence, survival and risk factors. Int J Cancer. 2014; 134 (3): 622-628.

17. Abbasi S., Taani H., Saad A., Badheeb A., Addasi A. Advanced gastric cancer in jordan from 2004 to 2008: a study of epidemiology and outcomes. Gastrointest Cancer Res. 2011; 4 (4): 122-127.

18. Griffiths R., Zee Y., Evans S., Mitchell C., Kumaran G., Welch R., et al. Outcomes after multiple lines of chemotherapy for platinum-resistant epithelial cancers of the ovary, peritoneum, and fallopian tube.Int J Gynecol Cancer. 2011; 21 (1): 58-65.

19. Macri A., Fortugno A., Saladino E. Rationale and techniques of cytoreductive surgery and peritoneal chemohyperthermia. World J Gastrointest Oncol. 2011; 3 (12): 169-174.

20. Sugarbaker P., Ryan D. Cytoreductive surgery plus hyperthermic perioperative chemotherapy to treat peritoneal metastases from colorectal cancer: standard of care or an experimental approach? Lancet Oncol. 2012 Aug; 13 (8): e362-369.

21. Dedrick R., Flessner M. Pharmacokinetic Problems in Peritoneal Drug Administration: Tissue Penetration and Surface Exposure. JNCI Journal of the National Cancer Institute. 1997; 89 (7): 480-487. doi:10.1093/jnci/89.7.480.

22. Jacquet P., Stuart O., Chang D., Sugarbaker P. Effects of intra-abdominal pressure on pharmacokinetics and tissue distribution of doxorubicin after intraperitoneal administration. Anticancer Drugs. 1996; 7 (5): 596-603.

23. SolaG W., Hetzel A., Nadiradze G., Sagynaliev E., Rey-mond M. Description of a novel approach for intraperitoneal drug delivery and the related device. Surg Endosc. 2012; 26 (7): 1849-1855. doi: 10.1007/s00464-012-2148-0. Epub 2012 May 12.

24. SolaG W., Giger-Pabst U., Zieren J., Reymond M. Pressurized intraperitoneal aerosol chemotherapy (pipac): occupational health and safety aspects. Annals of Surgical Oncology. 2013; 20 (11): 3504-3511. doi:10.1245/s10434-013-3039-x.

8. Колобаев Илья Владимирович — к. м.н., с. н.с. торакоабдо-минального отделения МНИОИ им. П. А. Герцена — филиал ФГБУ «НМИРЦ» Минздрава России

9. Чайка Анна Валентиновна — к. м.н., н. с. торакоабдоминаль-ного отделения МНИОИ им. П. А. Герцена — филиал ФГБУ «НМИРЦ» Минздрава России

10. Соболев Дмитрий Дмитриевич — к. м.н., м. н.с. торакоабдо-минального отделения МНИОИ им. П. А. Герцена — филиал ФГБУ «НМИРЦ» Минздрава России

11. Королева Людмила Алексеевна — к. м.н. отделения химиотерапии МНИОИ им. П. А. Герцена — филиал ФГБУ «НМИРЦ» Минздрава России

Information about authors:

1. Andrey D. Kaprin — PhD, MD, professor, corresponding member of RAS corresponding member of RAO, General director of the National Medical Research Radiological Centre of the Ministry of Health of the Russian Federation

2. Vladimir M. Khomyakov — PhD, dead of thoraco-abdominal department of the P. Hertsen MORI

3. Andrey B. Ryabov — MD, head of thoraco-abdominal surgical division of the P. Hertsen MORI

4. Larisa V. Bolotina — MD, head of department of chemotherapy of the P. Hertsen MORI

5. Andrey V. Ivanov — oncologist, postgraduate of thoracoabdominal department of the P. Hertsen MORI

6. Anna B. Utkina — oncologist, postgraduate of thoracoabdominal department of the P. Hertsen MORI

7. Vadim V. Cheremisov — PhD, senior researcher of thoracoabdominal department of the P. Hertsen MORI

8. Ilya V. Kolobaev — PhD, senior researcher of thoraco-abdominal department of the P. Hertsen MORI

9. Anna V. Chaika — PhD, researcher of thoraco-abdominal department of the P. Hertsen MORI

10. Dmitriy D. Sobolev — PhD, junior researcher of thoracoabdominal department of the P. Hertsen MORI

11. Ludmila A. Koroleva — PhD, oncologist, department of chemotherapy of the P. Hertsen MORI

Оформление ссылки для цитирования статьи:

Каприн А. Д., Хомяков В. М., Рябов А. Б., Болотина Л. В., Иванов А. В., Уткина А. Б., Черемисов В. В., Колобаев И. В., Чайка А. В., Соболев Д. Д., Королева Л. А. Внутрибрюшная аэрозольная химиотерапия под давлением (ВАХД) — инновационный метод лечения больных с перитонеальным канцероматозом. Исследования и практика в медицине. 2016; 3 (2): 22-30. DOI: 10.17709/2409-22312016-3-2-3

Kaprin A. D., Khomyakov V. M., Ryabov A. B., Bolotina L. V., Ivanov A. V., Utkina A. B., Cheremisov V. V., Kolobaev I. V., Chaika A. V., Sobolev D. D., Koroleva L. A. Intraperitoneal aerosol chemotherapy under pressure (IACUP) — an innovative method of treatment of patients with peritoneal carcinomatosis. Issled. prakt. Med. 2016; 3 (2): 22-30. DOI: 10.17709/2409-2231-2016-3-2-3

Конфликт интересов. Все авторы сообщают об отсутствии конфликта интересов. Confict of interest. All authors report no conflict of interest.

Источник

Adblock
detector